Может ли пара пережить неверность? Да, при условии, что партнеры не будут торопиться и проявят чуткость. Объясняют психотерапевты Альбина Локтионова и Роберт Нойбургер.(Альбина Локтионова, обучающий психотерапевт, экзистенциальный аналитик, директор Российско-австрийского института интегративной детской психотерапии и практической психологии «Генезис».Роберт Нойбургер, психоаналитик, один из основателей семейной терапии во Франции, автор многих книг, в том числе «Искусство внушать чувство вины»)

Восстановить отношения после измены очень непросто – сразу предупреждает психоаналитик Роберт Нойбургер (Robert Neuburger), через кабинет которого прошли сотни пар. «Мы переживаем неверность как предательство. Она оставляет в душе глубокий след, ставит под сомнение основы нашего союза», – отмечает психоаналитик.

«Сейчас в основании брака лежит моногамная любовь, а не объединение кланов, воспитание детей, экономические или статусные соображения, как когда-то, – замечает психотерапевт Альбина Локтионова. – Наша главная ценность – отношения, в которых двум людям хорошо. Измена дает нам сигнал, что эта ценность под угрозой, и пробуждает самый большой страх: что любовь ушла». Вот почему она воспринимается болезненно, хотя не всегда приводит к масштабному кризису в паре.

«Однократную измену не так сложно перенести, как длительные отношения на стороне», – отмечает Роберт Нойбургер. По его мнению, наихудший вариант – связь с кем-то из окружения пары. Тем не менее спасти отношения можно, при условии, что мы не «застрянем» в позиции жертвы и сможем начать все сначала. Вот поэтапный план, как возродить отношения на новом уровне.

«Тот, кого обманули, не должен общаться с позиции собственной безупречности. Неверность – всегда симптом разлада отношений»

Говорить… но в меру

Сейчас важно проанализировать свои отношения сквозь призму общих ценностей и обоюдного желания остаться вместе. Придется признать, что обоим партнерам предстоит пересмотреть свое поведение. «Тот, кого обманули, не должен общаться с позиции собственной безупречности, – предостерегает Альбина Локтионова. – Неверность – всегда симптом разлада отношений, даже если мы этого не замечали». Разговаривать не означает пережевывать без конца свою боль. «Это ни к чему не ведет. Смысл в том, чтобы разобраться в ситуации, извлечь из нее урок и больше к ней не возвращаться». Бессонные ночи, самооправдание и жажда мести непродуктивны. «Разговор успешен, если в итоге партнеры испытывают хотя бы некоторое облегчение», – полагает психотерапевт.

Обратиться к психотерапевту

Работа со специалистом позволяет выйти из диалога, который рискует перерасти в сведение счетов. На консультации возникает безопасное пространство, в котором каждый уверен, что его услышат и примут его слова во внимание. «Это позволяет партнерам глубже почувствовать друг друга, а значит, стать ближе», – поясняет Альбина Локтионова.

«Нет «монстра» и невинной жертвы, а есть два взрослых человека, в жизни которых наступил трудный момент»

Проводить время вместе

Выстраивая отношения заново, важно проводить вместе больше времени. Но так, чтобы избегать новых ссор и сведения счетов: вместо похода в ресторан лучше отправьтесь в кино или на прогулку. Также важно вернуть в свою жизнь близость, рекомендует Роберт Нойбургер: «Поскольку именно она была нарушена, то о ней и нужно позаботиться». Лучше воздержаться от разговоров о семейном кризисе в своем окружении. Он касается только супругов, но не друзей, и уж конечно не детей. «Самое плохое – когда родители вовлекают детей в свой конфликт, превращают их в доверенных лиц, – говорит Альбина Локтионова. – Конечно, дети догадываются, что у родителей не все ладно, они видят, например, что мама заплаканная или что родители едва обменялись парой слов. Вполне достаточно сказать им что-то вроде: «У нас были сложности, но сейчас они закончились. Теперь мы чаще будем куда-нибудь ходить по выходным». И не стоит забывать, что оба партнера страдают. Нет «монстра» и невинной жертвы, а есть два взрослых человека, в жизни которых наступил трудный момент.

Жить дальше вдвоем, а не втроем

«Ты считаешь, что он(а) красивее/умнее/сексуальней, чем я? Когда вы в первый раз поцеловались?..» Обманутый нередко испытывает искушение задавать вопросы о человеке, с которым вступил в связь его партнер. Ему (или ей) следует проявить деликатность и сопротивляться этому искушению, а также любой ценой избегать наслаждения от выставления напоказ деталей измены. Это все равно что открыть ящик Пандоры – одна подробность тянет за собой другую, другая третью – и нет конца этим разрушительным воображаемым интимным деталям, отмечает Роберт Нойбургер. «Другой» становится призраком, встающим между супругами. Его следует держать подальше.

«Мобильные телефоны и компьютеры провоцируют нас на то, чтобы их проверить. Нет ничего хуже этого»

Не поддаваться искушению слежки

Чтобы восстановить отношения, жизненно важно вернуть взаимное доверие. «Но это очень трудно, — предупреждает Роберт Нойбургер. — Мобильные телефоны и компьютеры провоцируют нас на то, чтобы их проверить. Нет ничего хуже этого. Очень быстро «контролируемый» начинает задыхаться, а «контролирующий» никогда не увидит то, что сможет его успокоить». Подозрения в этом случае оказываются непереносимыми. И отравляющими. Также следует понимать, отмечает Роберт Нойбургер, что «время для партнеров течет по-разному. Тот, кто обманул, но уже оборвал внебрачную связь, воспринимает все случившееся как прошлое». Для него это приключение окончено. А вот для обманутого партнера измена и нанесенная ей рана ощущаются как настоящее.

Совершить важное символическое действие

Со временем отношения восстановятся. А оживить их, придать им новый импульс можно, придумав какое-то символическое действие. Сыграть свадьбу? Почему бы и нет! Кто-то отправляется в путешествие, а кто-то даже меняет место жительства. Каждый ищет свой вариант. «Лучшая терапия, — замечает Роберт Нойбургер, — это дважды подумать, прежде чем изменять. А если все-таки устоять перед искушением не удалось, то промолчать и не заставлять партнера нести груз своей вины».